Вверх страницы

Вниз страницы









Активные темы

Ответы

Темы без ответов

Поиск

Участники

Сказания Четырех Империй.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сказания Четырех Империй. » Горы » Лунная тропа.


Лунная тропа.

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://sh.uploads.ru/GJNtO.png

Меж цепью холодных гор пролегает широкий тракт, ведущий на Север от Восточной Империи. От причудливой скалы в форме полумесяца, где имеется развилка, отходит малый тракт влево, к заброшенному месторождению руды. Это и есть Лунная тропа, как ее прозвали в народе, и она столь длинна, что пеший путь занимает около недели.

0

2

----долгожданный старт зе гейм-----
Весело поскрипывал снег под полозьями. На этот раз веселый сброд догадался сменить колеса на полозья в первом же постоялом дворе на границе Империи. И славно, а то в прошлый раз каждый километр давался с таким трудом, что тонконогие лошадки зарывались по самое брюхо, пытаясь вытянуть обоз. Пришлось даже впрягаться самим. Но сейчас тех коней сменили тануки, привычные к адской работенке, а счастливые сивки и бурки остались хрустеть сеном в теплых стойлах, ожидая возвращения труппы с очередного турне.
- Привал! Привал! - Раздались крики с разных сторон длинного обоза из почти десятка передвижных домов. Джоук, растянувшийся на крыше своего домика, который он делил с несколькими другими актерами, сладко потянулся и спрыгнул вниз, на укатанный снег.
Теплый, плотный мех отлично согревал кота, и потому из одежды достаточно было только старых штанов да жилетки, на которой отсутствовала добрая половина пуговиц. Сапоги комадж не носил, как и подавляющее большинство его соплеменников. А зачем? Во первых, и вовсе не холодно, а во вторых, ну где найдется размерчик обувки на кошачью лапу? Да и когти отлично выполняют роль шипов, которые некоторые предприимчивые циркачи навкручивали себе в подошвы ботинок, чтобы предотвратить падения. Правда, это не особо спасало, и нет-нет, да кто-то забавно падал в сугроб, при этом визжа и выдавая великолепные словосочетания.
От первого домика, в котором ехал негласный лидер труппы, отделилась фигурка. Ба, да это же он и есть, их гуру, выбирающий маршруты и программы. Что-то видок у него несколько запыхавшийся, да глаз нервно дергается. Любопытно, в чем опять дело? Что-то пошло не так? Ну надо же, никогда такого не было, и вот опять случилось!
- Кто видел лютниста? - Допрашивал он каждого встречного. - В следующей ставке должно быть вступление лютниста. Обязательно! Они там обожают бардовские песни. -
Ага, как обычно, кто-то затерялся. Небось обнимает бурдюк с южным вином в последнем доме, где везли дрессированных зверей. Такое уже случалось, и не раз. Даже с самим Джоуком, хехе... Его долго искали, но никто не находил, потому как перепутали с саблепардом. А сам зверек сладко спал на кровати Паршивца - он был не против поменяться местами. Как же визжала Лотти, когда подмена обнаружилась!
Да, славный выдался денек. И гоняли комаджа долго и со вкусом, обещая отрезать хвост.
- Да не видел его я! - Ответ был одинаков. Похоже, их барда вообще давнехонько никто не наблюдал...
- Я вспомнил. - Отозвался Джо. - Когда мы собирались на постоялом дворе, он играл лошадям в конюшне "Я вернусь, морская дева". -
Минутка тишины... Раз, два, три - краснеет гуру. Сейчас будет взрыв.

0

3

Поездка на Север выдалась на мерзость холодная (хотя, какая она может быть ещё?), но достаточно яркая на события. В принципе, как и все приключения циркачей - яркие, шумные и веселые, всегда богатые на всякого рода происшествия. За окном маленького передвижного дома, щедро украшенного белыми звездами разных размеров, виднелись лишь оголенные серые скалы, закрывшие собою небо.
Кейл’Джо, что проживал в этом домишке вместе с парой кудрявых братьев-акробатов, тяжело вздохнул и вновь уткнулся в купленную на постоялом дворе за гроши книжку. Не сказать, что он много там понимал - некоторые слова на всеобщем до сих пор даются ему с трудом, а некоторые так и вовсе он видит впервые - но цельная картина была ясна, и очень даже интересна.
О привале фокусник прознал только после того, как внезапно понял, что они уже как 10 минут стоят без движения, а в домике стало подозрительно тихо. Куда же подевались эти двое? Высовываться самому птичке очень и очень не хотелось, южные теплолюбивые корни очень ясно давали о себе знать, но любопытство просто сгрызало его изнутри! Намотав поверх своего звездатого пончо два широких теплых шарфа, да натянув на свои когтистые черные ладони тряпичные перчатки, что ему удалось найти в своем деревянном сундуке, Кейл шагнул прочь из помещения.
Стоило оголенной ноге утонуть в хрустящем белом снеге, все желание выходить мигом куда-то убежало. Хотелось забежать обратно, трусливо поджав свой перьевой хвост, и спрятаться под мягкое теплое одеялко. Но, как говорится, пути назад нет, и анзу поспешил к своим коллегам, дабы обсудить все возможные планы на этот привал.
- Как понять “лошадям”?! - едва ли не взвизгнул координатор, обращаясь не то к Джоуку, не то к проходящим мимо артистам, к которым так удачно прибился мерзлявый анзу. Птица, уже привыкшая к подобному поведению, даже не вздрогнула, но поспешила обойти поскорее закипающего, аки пробудившийся вулкан, координатора. Попасть под руку этому человеку мало кому хотелось. Хотя, признаться честно, его голос забавно меняется с брутально-спокойного на истерично-визгливый. Какой-то интересный случай ликантропии, не иначе.
- Почему ты его не предупредил, что мы отъезжаем? - человечек ткнул Джоуку пальцем в грудь, и, не дождавшись ответа, засеменил в сторону других артистов, что сбились в небольшую группу и что-то уже с интересом обсуждали.
- Мы потерять лютня? - с интересом спросил у комаджи фокусник, глядя на принявшее багровый оттенок лицо их главного по маршрутам, в маленьком народце циркачей прослывшего как “гуру”. Кейл’Джо даже не был удивлен, что из всех возможных людей их разношерстной труппы пропал именно лютнист, что слыл любителем пригубить винишка красного, да искусить яств мясных. Наверняка он сейчас дрыхнет в конюшнях, уютненько устроившись в стоге сена в обнимку с его любимым струнным инструментом. Но он был удивлен не чистой любовью, что процветала между лютнистом и алкоголем, а его упорством этого самого человека. Сколько же ему давали выговоров! Его даже один раз выперли из труппы - фокусник отчаянно пытался предотвратить это событие, но спорить с главным по статусу было себе дороже. Правда, все равно обратно вернули, он был смертельно необходим в их следующем выступлении… но всё равно! Должно было хоть что-то в голове проясниться!

0

4

Крошка Лотти любила свою чудесную повозочку, и чудесная повозочка достаточно быстро стала её вторым домом. Маленькие кружевные подушечки, на прикрученной к полу деревянной кровати, вязаные покрывала, и даже редкая мягкая шкура какого-то животного рядышком, как прикроватный коврик; ну как можно не любить? Или светлые занавески на единственном окошке? Или круглый столик в самом углу, накрытый белой кружевной скатертью? И какая разница, лежит на этом столе её чулок, или стоит плошка с печеньем?
Ло сладко потянулась, ещё глубже зарываясь в пушистое тёплое одеяло. Даже несмотря на свою дорожную жизнь, она устроилась в доме-на-колёсах с комфортом, и проводить долгие часы в уюте было гораздо приятнее, чем на голых досках, или жёстких подобиях походных кроватей. И о счастье, она жила совершенно одна!
Широко зевнув, она отогнула краешек одеяла, и высунула ногу из-под одеяла. Стало зябко, и нога быстро втянулась обратно, в тёплое царство мягкой перинки и пухового одеяла. Она не сразу поняла, что привычное мерное покачивание повозки отсутствует, и что её фургончик стоит на месте. Окошко было плотно занавешено, поэтому Лотти недовольно надула губы. Это что, выходить придётся?!
Она недовольно скинула с себя одеяло, и сразу же обняла себя руками. Даже в тёплом фургончике холодно, словно бы вместо стен - ледник, а вместо пола - сугроб. О, Покровители! Она сделала глубокий вдох, и осторожно, самыми пальчиками наступила на холодный пол, тут же сморщившись. Холод обжёг её ноги, и она поспешила зашлёпать к окошку. Распахнув шторы, она припала к стеклу, прижавшись к нему носиком, но сквозь тонкую ледяную корочку не было ничерта видно, зато...
- Я ему покажу морскую деву на белом коне! - вопил Гуру, - Я к нему такой морской девой вернусь, что по самые плавники ему...! - конец фразы Лотти дослушивать не стала, захихикав, и отправившись искать чего потеплее надеть.
Поиски увенчались успехом, и Лотта натянула плотные штаны из мягкой ворсистой ткани, купленные на Западе, широкую рубаху, а сверху - свою гордость и большую редкость на Западе, подарок из северных широт, белый полушубок из мягенького и гладкого на ощупь меха.
Меховой шарик по имени Ло впрыгнул в короткие сапожки, и выкатился из фургончика, сразу же начерпав в сапоги снега. Шмыгая носом, она бочком пробралась через толпу, и встала напротив Гуру, положив ещё тёплую ладошку на плечо Кейлджо.
- Мы потерять лютня? - вопросил он, смешно коверкая слова всеобщего. Лотта не удержалась, и опять тихонечко хихикнула, надеясь, что главный её не услышит. Кажется, пронесло. А вот комаджи повезло меньше.
- Что значит ты его не предупредил?! - продолжал истерично вопить Гуру. Разве что пар из ушей не шёл, - Найти его! Живым или мёртвым, с лютней, или... ИЛИ С ЛЮТНЕЙ! - громовым голосом закончил он. Лотточка потянула анзу к себе, призывая его нагнуться, и тихонечко шепнула ему, приблизившись к его клювастой голове:
- Неужели, мы возвращаемся?

0

5

Джо мысленно хихикнул, глядя на раздувающиеся ноздри человека. Сейчас он заорет, как паровой двигатель западников перед взрывом (дада, кот и такое видел), и голос его будет забавно-истерично срываться на визг, такой пронзительный, что чувствительные кошачьи уши попросят снова об отставке. Но это того стоит, определенно! Порой комадж специально выводил гуру, и нехило получал за это.
- Как понять “лошадям”?! Началось!
Ну что значит - как понять? Так и понимай, умник. Хлебнул музыкант лишнего, всплакнул по любимой серой кобылке, которую звали Морской Девой, и пошел ей прощальный романс исполнять. Чтоб дождалась, не ушла от него к пегатому мерину по кличке Кольт. Что неясно то?
К толпе, собравшейся на вопли, присоединился анзу с похожим, как у кота, именем. Ах, его акцент так нравился полосатому!
- Почему ты его не предупредил, что мы отъезжаем? - Ау, больно же!
Гуру отошел в сторону, продолжая вопить, а Джо потер грудь.
- Чуть что, так котя.. - Обиженно пробормотал Паршивец.
Его всегда и во всем обвиняли, но тут то он был точно не виноват! Разве что шепнул на ушко пьяному лютнисту, что лошадки-де будут по ним скучать... Но это же мелочи, ничего не значащие пустяки!
- Мы потерять лютня? - Поинтересовался крылатый у кота, и Джо печально вздохнул.
- Похоже на то. А еще время, и в очередной раз адекватность гуру. - Развел лапами кот, но взгляд его вовсе не был грустным. Наоборот - Джо тащился с новенькой заварушки. Только почему опять его заподозрили?
К компании присоединилась Лотти, немного сторонившаяся комаджа, как тому казалось. Неужели никак не может забыть саблепарда? О, ну Пушок же ничего плохого не сделал, спал себе мирно в кроватке. Ну зевнул разок, сверкнув клыками. Не страшно ведь. У Джоука вон тоже клыки есть, только его никто не боится. Только гоняют да обещают побрить наголо.
Гуру вернулся, и с ним вернулись неприятности.
- Да я то при чем? Сам же знаешь, ему такому объяснять что-то сложнее, чем круторогу! - Фыркнул полосатый, на всякий случай отступая назад. Угораздило же ответить психованному! Вот так всегда - делаешь доброе дело, а в ответ... - А хочешь, я сам сыграю на лютне? -
В приступе вдохновения предложил комадж.
- Ты? Сыграешь?! - Возопил их лидер, хватая Джо за лапу. - И чем? Вот этим? Одни убытки от тебя, Паршивец! -
Человек больно надавил на подушечки, и на свет показались острейшие когти. Джоук виновато пожал плечами - ну да, не подумал. Виноват. Струны то тонкие...
Народ, ну спасите вы кота! А он вам за это помурлыкает...

0

6

Вот. Вот! Опять Гуру загорелся, как лесной пожар! Бегите, глупцы, пока он не начал дергать вас за ваши цветастые робы и спрашивать вопросы, которые он уже задавал секундами ранее!
Кейл’Джо был готов поклясться, что под ногами координатора снег тут же начинал таять, а любой пролетевший рядом с ним снежок наверняка потеряет форму и с печальным “пуф!” провалится с пушистые сугробы, не долетев до своей цели.  Глядя на то, как Гуру активно размахивает руками и злобно-презлобно бормоча, и с беспокойством размышляя о том, как бы дело до драки не дошло, анзу нахохлился, неосознанно пытаясь сохранить уходящее от него тепло. Он даже не заметил, как к нему и Проказнику подкралась Лотти, укутанная в белоснежные, подобно окружающему их снегу, меха. Она положила свою мягкую ладонь ему на плечо, отчего пернатый вздрогнул, едва не подпрыгнув, девушка оказалась для него, погрязшего далеко не в веселые думы, полной неожиданностью. Лотта призвала его нагнуться, что он, собственно, послушно и сделал. Как такой даме отказать?
- Неужели, мы возвращаемся? - прошептала она ему на ушко, словно они делились секретами. Но секретами они не делились, да и откуда в тесной цирковой семье им взяться?
- Не знать, - каркнул Кейл, радуясь, что густого румянца на его щеках попросту не видно за густым слоем перьев цвета сумрака. Как бы он не старался держать “лицо” перед самой милой артисткой Блудного Цирка, он всегда или смущенно хохлился, или втягивал шею, теряясь в словах. Что-то в ней было такое, что мгновенно обезоруживало любого, кто по счастливой случайности оказался с ней рядом.
Ах, а вот и те самые далеко не веселые думы, которых так боялся анзу.
- Ты? Сыграешь?! - чувство такое, что их главарь отчаянно пытается побить все рекорды по громкости, что могли существовать в этом мире. Того гляди, схватит комаджи за… бесы его побери, он все таки его схватил! - И чем? Вот этим? Одни убытки от тебя, Паршивец!
Фокусник мягко выскользнул из-под руки Лотти и поспешил на помощь Джоуку. Гуру за хвостатого вцепился крепко, всем видом своим показывая, что вот этот вот кот - добыча его, и отпускать так просто он его не собирается. Вон, даже захваченной в заложники лапой трясет! Или это у него уже от злобы и негодования руки так трясутся? Вклинившись между спорящими так, чтоб комаджи оказался у него за спиной, Джо положил свои ладони на грудь мужчины. Одни только Покровители знают, как  сейчас бешено колотиться его птичье сердце!
- Не надо! - громко гаркнул анзу, всеми своими силами надавив на координатора в попытке оттолкнуть его, глупо надеясь на то, что тот образумится, - Сила не помочь! Нужно думать!
Казалось, в затуманенных глазах Гуру начали появляться проблески понимания, но что-то подсказывало фокуснику, что самое веселое вот только-только подходит к своему яркому и фееричному началу. Мужчина ослабил хватку достаточно, чтобы хвостатый смог выскользнуть и сделать стратегическое отступление, но спокойно выдохнуть никому не дал - он тут же притянул к себе Кейла, вцепившись тому в один из его пестрых шарфов.
- Может ты мне поведаешь тогда, кто у нас за барда отплясывать будет?
Рыжие перепуганные глаза уставились в карие глазенки, что сейчас сверлили его в ожидании ответа.
- Моя фокусы! - он развел руками в стороны, стараясь особо не качать головой, дабы не заехать Гуру в глаз своим клювом, - Моя не лютня!

Отредактировано Кейл'Джо (2018-01-08 02:39:44)

0

7

О, этот милый анзу вновь нахохлился, и пушистые пёрышки вздыбились на его шее, мягонько касаясь её ладони, - Не знать.
- Не знаешь? А чего Гуру кричит? - Лотта улыбнулась, и когда Кейлдж осторожно освободился, она его послушно отпустила, сделав шажок назад. Дожидаться ответа она не стала, пробираясь вслед за анзу, так как от Гуру её уже оттеснили. В сравнении с окружением, девушка была малюткой: и комаджи, и анзу, и Гуру были выше её на добрых две головы, и только её темная макушечка торчала где-то меж их плечей.
- Может ты мне поведаешь тогда, кто у нас за барда отплясывать будет? - всё сильнее распалялся глава цирка, - Может, этот, мохнатый, будет мяукать, а ты ему клювом в такт щёлкать?! У, балбесы! У, дармоеды!
Лотточку совсем не пугали его угрозы. Ровно так же, её не пугало и то, что долговязый, сухой Гуру машет руками, как ветряная мельница, в бессильном гневе посылая на их головы страшнейшие проклятия. Она послушала-послушала, тихонечко покашляла в кулачок, после чего совершенно спокойно перебила главного. Высокий голосок легко перекрыл негромкий гул толпы, и достаточно громкие вопли, - И чего кричать?
Она сердито сдвинула брови, и положила руку на плечо Гуру. Выглядело это комично, но отчего-то тот прервался, и даже опустил занесённую в воздухе руку. Кому-то подзатыльник хотел дать? Как всегда Джоуку?
- Я могу спеть им пару песенок, Гуру, - заявила она, - Хватит трогать котеньку! - мисс недовольство упёрла руки в бока, и сердито зыркнула на притихшего старшего, - А лютню эту вашу... Я попрошу мне аккомпанировать кого-нибудь из местных. И только пусть попробуют мне отказать.
Судя по её взгляду было ясно, что и правда тот, кто откажется, тотчас же упадёт как минимум замертво. Как максимум - отправится к некромантам, носить бальные тапочки и чесать бхатача. Едва ли Крошка на самом деле бы их обидела, но пробовать пока никто не решался. Возможно, здравый смысл, или какой-то тоненький голосок в голове подсказывал, что не надо.
Она переступила с ноги на ногу, и сопя, легонько хлопнула по плечу главного, - И хватит. Обижать. Котеньку. Он лютнисту в горло вино не лил, и кобылой не прикидывался, что б он ему сочинял баллады.

Отредактировано Крошка Лотти (2018-01-08 02:59:21)

0

8

Путешествуя по ледяным землям, остается только одно – радоваться, что они не так уж и часто гостят в Северной империи. Йорек бы точно погиб.
Не сказать, что в его родной деревне не было снега и холодов, или что он более привычен к теплу, или что долгие дороги были ему в тягость, но от ослепительно белых пейзажей хотелось выть.
- Скука! – как-то обиженно вздохнул Йорек, за что сразу получил пару подзатыльников от соседей по повозке, которые пытались заснуть. Обнадёживало то, что цирк очень редко обходился без проблем (труппа вежливо называла это приключениями и ловко пряталась от злобных глаз гуру).
На этот раз долгожданный привал тоже обернулся приключением. Ни с того ни с сего Гуру начал агрессивно ходить вдоль обоза и искать лютниста. Всё бы ничего, и Йорек бы спокойно игнорировал этого демона, да вот только он распахнул дверь их повозки и с багровым от злости лицом осмотрел все кровати.
- Какой же он иногда бешеный.
Йореку было иногда даже любопытно, воспринимает ли кто-то гуру всерьез? Или для всех он как мачеха, с которой надо всегда соглашаться, лишь бы кричать перестала?
На улице собиралось все больше народу: многие вышли в чем попало и ежились от холода, другие просто топтали снег и ждали, когда можно будет уйти обратно в повозки. Йорек тоже решил не отставать от всех и посмотреть на то, что устраивал Гуру. Правильно – не всегда же самим народ развлекать! Нужно иногда наслаждаться чужими представлениями.
Когда он вышел, это представление было в самом разгаре: Гуру размахивал руками, Лотти грозно его усмиряла, Кейл’Джо был в опасной близости к…клювоприкладству, можно назвать это так.
- Я могу спеть им пару песенок, Гуру. А лютню эту вашу... Я попрошу мне аккомпанировать кого-нибудь из местных. И только пусть попробуют мне отказать. - собравшихся даже немного тряхнуло - никто даже представлять не хотел, что может быть с тем, кто откажет такой даме.
- Мы всё равно не успеем вернуться. Если что, кто-то из наших акробатов умеет играть на губной гармошке. А, Лотти, приходилось тебе петь под такую музыку? - влез он, чтобы хоть как-то проявить участие.
Чтобы не пасть жертвой угрожающего взгляда, Йорек шмыгнул за спину одного из артистов. Гуру тем временем немного успокоился и – о духи! – начал думать. Вот оно, волшебство очарования!
- Крошка Лотти снова всех спасла, - тихо сказал он в никуда, довольный, что Гуру больше не хочет орать на всю пустошь.

0

9

Спасите-помогите, Гуру снова глотнул озверина!
Джо дернул было лапой, но это было бесполезно. Захваченная в плен конечность теперь принадлежала багровому от криков человечку, и возвращать добытое в бою он не спешил. Надо же, а коту теперь как быть? Однорукий акробат - неужели Гуру задумал такой номер?
Но спасение - вот оно, уже близко. Анзу, обладатель великолепнейшего акцента, вступился за бедолагу-тигра, и даже сумел освободить его из хватки вновь потерявшего разумность лидера.
- Может ты мне поведаешь тогда, кто у нас за барда отплясывать будет? - Джоук поступил вполне разумно - скрылся за спиной Кейла. Наверное, так и было задумано? - Может, этот, мохнатый, будет мяукать, а ты ему клювом в такт щёлкать?! У, балбесы! У, дармоеды!
Паршивец зашипел, совершенно по-кошачьи.
Дело запахло керосином: предводитель труппы совершенно распалился после вполне себе логичного замечания ворона. Действительно, какая лютня?
И вообще, что он разорался? Как будто бы эта парочка виновата в том, что лютнист страдает в конюшне, обливая слезами солому и закусывая вино овсом. Ему то там лучше всех, честное слово. Он еще накануне возмущался, что уже однажды смотрел Север, и ему хватило. Ага, хватило... Нечего было с разбегу в сугроб прыгать. Теперь то все в курсе, что в сугробах очень любят отдыхать косматые полярные медведи.
Едва Джо, призвав на помощь совесть и оценив собственную ловкость (если что, прыгаем на крышу вагончика), раскрыл пасть, как его опередили.
- И чего кричать? В беседу вступила Лотта. Изящная, миниатюрная (особенно в сравнении с участниками спора) девушка легко осадила разбушевавшегося Гуру. Вообще, надо сказать, ее в труппе все слушались. Не то чтобы команды выполняли, конечно, но определенное влияние она имела. А еще бы кто попробовал отказать! Наверное, добрая половина мужского коллектива цирка тайно вздыхала по этой артистке.
- А лютню эту вашу... Я попрошу мне аккомпанировать кого-нибудь из местных. И только пусть попробуют мне отказать. Наводила порядок девушка.
- Да-да, новый номер получится.- Конечно же, вставил свои пять копеек кошак. - Интерактивный, ага. Им понравится. - А если не понравится, спустим саблепарда.
- И хватит. Обижать. Котеньку. Он лютнисту в горло вино не лил, и кобылой не прикидывался, что б он ему сочинял баллады. Подытожила Ло, а Джо зажмурил глаза. Мрр, котенька. Вот так то, слышали?! Котенька, а не кошка_драная_чтоб_тебе_пусто_было.
А вообще, если прям начистоту... Да не, бред. С чего вдруг совести шевелиться? Пусть даже Лотти прям его грехи перечислила. И про вино в том числе. Ну выпил с ним, ну и что тут такого. Ну сказал, что Дева скучать будет. Ой,  да как будто вина Джоука, что лютнист - дурацкий сентиментальный алкоголик. Надо смотреть, кого в труппу берешь, а не виноватить всех подряд.
- Мы всё равно не успеем вернуться. Если что, кто-то из наших акробатов умеет играть на губной гармошке. А, Лотти, приходилось тебе петь под такую музыку? - Новый голос, новая предполагаемая жертва злобного Гуру. Кот узнал голос - это был Йорек, благоразумно спрятавшийся в толпе. Надо было и самому комаджу так поступить, причем сразу и незамедлительно. - Крошка Лотти снова всех спасла, -
Джо покосился на парня.
- Это точно. - Согласно кивнул он.
Интересно, это только коту кажется, что их Гуру в свое время призвал отчаянный некромант? И не смог усмирить этого беса, получил подзатыльников, и ушел в монастырь.
Наконец, все успокоилось. Главарь этой шайки-лейки отправился обдумывать новый номер, а народ сумел наконец от души посплетничать об алкаше-лютнисте. Тю, ну что как дети, будто первый раз такое происходит! Кот слушал, слушал разговоры, а потом бочком подобрался к своему спасителю номер раз - анзу.
- Спасибо, да. - Кивнул котя, а затем подмигнул и Лотте тоже - всем спасибо. Котенька снова избежал участи стать любимым ковриком на полу первого вагончика.

0

10

Лотти, видимо, надоело то, как их лидер жестоко обращается с животными представителями антропоморфных рас, и она решила вступить против него в отважный бой. Как только внимание Гуру переключилось на хрупкую на фоне того же координатора девушку, Кейл’Джо отважно попятился назад, поправляя повязанные на шее шарфы. Хорошо хоть, что перья ему не помяли! Сломанные перышки он бы долго из себя выдергивал. А процедура это очень и очень неприятная, и ведь непонятно ещё, для кого она неприятная. Или для анзу, у которого на это уходит много времени, или для его соседей, которые вынуждены будут слушать причитания на ад’кхара, что больше будут похожи на звуки расстроенной скрипки, чем на мелодичное пение какой-нибудь птицы с южных лесов.
Буря, что кружилась посреди вытоптанной поляны в виде их богатого на идеи и гневные махания руками координатора, успокоилась и ушла в сторону своего домика, оставив артистов с облегчением вздыхать. Каким бы грозным Гуру себя не показывал, страха до дрожи он мог вызвать только у пернатого фокусника, и то при условии, если тот подойдет слишком близко.
- Моя петь, - как-то обиженно каркнул в спину удаляющемуся мужчине, нахохлившись, - Вы не понять.
А то сказанул, клювом щелкать! Ха, да анзу тут не только всех перещелкает (потому что перещелкать самого Кейла тут, собственно, некому), да ещё и какую-нибудь прибаутку на своем родном языке вспомнит! Только вот действительно - такие песнопения только другому анзу будут понятны, в отличие от пьяных грустных подвываний, что выдает их лютнист под красивый голос своего струнного инструмента. Они-то каждого за душу заденут!
Вы не подумайте, он не завидует. Ему действительно хорошо в своей уютной среде фокусов и иллюзий, просто неприятно, что все только и думают, что анзу могут только щелкать клювом. Обидно!
Лотти вновь помогла вечно попадающего в передряги Джо и другого Джо, что отчаянно пытался спасти того самого Джо, победить злого Гуру. Да и не просто помогла - взяла весь удар на себя.
- Спасибо, да.
А это Джоук тихонько подошел к нахохлившемуся от мороза анзу. Пернатый лишь кивнул в ответ, не желая перебирать в уме сейчас все выражения на всеобщем, которые сейчас бы могли подойти в качестве ответа. Все-таки разговорные фразы ему все еще давались с явным нежеланием. И кто вообще такой сложный язык придумал?
- Спасибо Лотти, - фокусник качнул клювом в сторону акробатки, сложив руки на груди так, чтоб суметь спрятать их под пончо, - Она герой, не моя.
Холод начал больно кусать Кейл’Джо за ноги, вынуждая того приподнять одну и застыть в нелепой позе. С балансом, в отличие от других представителей его вида, у Кейла всегда были проблемы, и казалось, что его качало в разные стороны от любого дуновения ветерка. Но тут птиценогий замер - медленно поставил свою когтистую черную конечность обратно в снег, всматриваясь куда-то в окружающие их горы.
- Не узнавать дорога, - обеспокоенно проворковал анзу, топчась на месте и что-то рассматривая то в черных кусках скалы, не укрытых пушистым слоем снежного ковра, то в застывших в ожидании команды отправляться передвижных домах, - Дорога тесно.
И правда - скалы словно начали сжиматься, и теперь тут три повозки едва ли поместятся. А тут и координатор, похоже, ушки навострил - начал прислушиваться к поднявшемуся ропоту возле домиков. Ох, лишь бы он не закатил очередной скандал!
Хотя, было бы интересно послушать, на кого он перекинет вину в этот раз.

0

11

И как удивительно, что большой корабль по имени Гуру столкнулся с маленьким айсбергом Лотточкой, и начал тонуть! Он попятился, нерешительно сложил руки на груди, выслушивая аргументы невысокой акробатки, и сразу за ней - аргументы команды поддержки, в виде труппы.
- Мы всё равно не успеем вернуться. Если что, кто-то из наших акробатов умеет играть на губной гармошке. А, Лотти, приходилось тебе петь под такую музыку? - заявил Йорек, презабавнейший кадр, как думала о нём малышка Ло. Встрёпанный, темноволосый, с чудинкой жонглёр ей нравился, и она ему широко улыбнулась. Впрочем, и остальная труппа ей нравилась. Ну, почти вся...
- Я могу петь даже под стук по ржавой кастрюле, - немножечко хвастливо, но, впрочем, достаточно убедительно заявила она Йореку, для пущей убедительности кивнув, - Так что под гармошку - раз плюнуть.
- Да-да, новый номер получится, - подхватил тут же котенька. Гуру окончательно смешался, и побрёл в свой фургон, ругаясь негромко, уже только себе под нос, и что-то эмоционально выделяя. Кажется, этим чем-то были проклятия, содержащие слова "лошадь", "лютня", "овёс" и что-то неблаговидное. Если бы такие слова услышала какая-нибудь монашка, то она бы покраснела до кончиков волос.
Но Ло была привычна. И к выходкам Гуру, и к его специфичному языку. А уж какие трёхэтажные проклятия он выдумывал...
- Моя петь. Вы не понять, - услышала она за плечом обиженного анзу. Она ещё не повернулась, но уже ярко представила, как недовольно он нахохлился. И правда, похожий на перьевой шар анзу, замотанный в шарфы и пончо в звёздочку, озирался, распушившись.
Ло подошла к нему, и легонько пальчиком ткнула куда-то около руки, в поверхность пёрышек, где они не были прикрыты тканью. Осторожно, совершенно не желая причинить ему боль, - Ну всё-всё. Ты поёшь лучше соловьёв, Кейл, - заверила она. Серьёзное личико показывало всю серьёзность её слов, - Он просто ничего не смыслит в музыке.
- Осёл, - тихонько добавила она и хихикнула.
- Она герой, не моя, - Ло прижала ручки к груди, восхищённо ухнув. Комплименты она любила. Тем более, если они были заслуженными. Правда, долго возлежать на лаврах не удалось; анзу посерьёзнел и начал ещё более нервно крутить головой, - Дорога тесно.
- О чём ты? - она удивлённо посмотрела сначала на Кела, а потом на Джоука, - Котенька, ты узнаёшь этот тракт? А ты, Йорек?

0

12

На миг Йорек даже позавидовал Гуру, который в силу своей ярости даже не запахнул меховое пальто. Вот что делает с человеком желание убить цирковую пьянчужку! Ни холод, ни голод не страшны.
- Я могу петь даже под стук по ржавой кастрюле, - что за чудо! Йорек даже хотел предложить как-нибудь организовать такое, но произошло более важное событие – их координатор начал молчать.
Гуру то ли поверил их речам о новом номере (зря, мужик, циркачи те еще брехуны), то ли знал, что они всё равно выкрутятся (иначе не смогут, как говорится, пожрать и выпить), то ли просто настолько  сильно устал от вечных проблем, что решил поспешно ретироваться. Это обрадовало всех присутствующих – даже тех, кто не участвовал в обсуждении и ругани, а просто тихо смеялся над лютнистом. Иногда даже страшно задумываться – насколько спокойнее была бы жизнь труппы, если бы не музыкант с координатором. Как скоро бы они начала искать кого-нибудь еще более проблематичного?
- Моя петь. Вы не понять, - сказал анзу вслед уходящему Гуру. Несколько человек даже дернулись в его направлении, чтобы посмотреть – вернется ли злой вихрь или нет? Но он был слишком занят непонятным бурчанием и даже не заметил слов Кейла.
- Спорим, он сейчас выпьет стаканчик своей любимой ягодной настойки и забудет о лютнисте? – вспыльчивость Гуру была известна даже за пределами цирка. Единственный плюс этого – он так же быстро успокаивался.
Интересно, надолго ли мы остановились?
Йорек посмотрел на громко дышащих тануков, которые, кажется, вообще не чувствовали усталости, и начал хлопать себя по карманам в поисках трубки.
- Котенька, ты узнаёшь этот тракт? А ты, Йорек?
Они что, потерялись? Не очень хотелось бы! Дорогу почти никто не знал, а тануков и цирковых зверей кормить надо.
- Для меня все северные дороги на одно лицо! Серые камни, белый лед, - буркнул парень, вжав голову в плечи от холодного ветерка. – Хотя, когда в прошлый раз мы ехали в Тесстаун, это место не проезжали. Но кто знает? На одно лицо, говорю же!
Наверное, он выглядел сейчас как ребенок, который просто хочет домой. Наверное, таким и был. Север – не  его стихия. То ли дело крупные западные города, где о каждой подворотне он может рассказать историю в духе «Здесь меня пытались покромсать разбитой бутылкой» или «Под этим камнем я прятал письма, когда убегал от злой рептилии». А тут что рассказывать? Тишь да гладь.

0

13

Очередная буря миновала. И это Джо сейчас не о погоде.
Комадж проводил взглядом наставника и отца всея труппы, с любопытством вслушиваясь в неразборчивый монолог. Ах, какие выражения, какие обороты речи! Жаль, сам котенька не особо жалует использование вот такого вот подвида общего языка, а то бы он значительно подковался за последние два года, что цирк терпит присутствие полосатых нарушителей спокойствия.
- Спасибо Лотти, - Несколько смущенно, как показалось коту, выпалил анзу. Ой, да брось - приумалять свою помощь! Все видели, как фокусник влез в спор (ну, как спор...) и принял огонь на себя. Джо этого не забудет, и оградит на ближайшее время героя и спасителя от своих дурацких выходок. Почти честное слово!  - Она герой, не моя.-
Действительно.
Прижав обе лапы к груди, Джоук развернулся к артистке и отвесил ей поклон. Безумно благодарен, вам это зачтется перед богами. Спасение котов - вообще дело благородное и на подвиг тянет. Вон, в каких-то смутных легендах (или фантазиях пьяного менестреля) котя слышал о далекой южной стране, где был только горячий песок и камень, и люди не жаловали одежды, а рисовали на телах тушью. Так вот, в той стране котов любили, и смертная казнь существовала за одно только покушение на жизнь хвостатых. Хоть убей, не вспомнить название страны (или вообще города?). А жаль. Бросить бы все, и уехать туда. Райская жизнь!
Но цирк роднее.
- Не узнавать дорога, - Жаль, что мечтания оказались прерванными отрывистым голосом Кейла. Кот встрепенулся, дав себе слово помечтать как-нибудь перед сном о той прекрасной стране, и прищурился.
Похоже, не только анзу заметил неладное.
- Котенька, ты узнаёшь этот тракт? А ты, Йорек? - Джоук огляделся.
Да шут его знает, снег и горы, все как обычно!
- Для меня все северные дороги на одно лицо! Серые камни, белый лед, - Похоже, Йорик был того же мнения.  – Хотя, когда в прошлый раз мы ехали в Тесстаун, это место не проезжали.
У-у-у... Снова в воздухе запахло грозой. Если труппа действительно заблудилась, и гуру об этом узнает (а он об этом узнает!), то не миновать новых воплей. Кажется, пора лезть на крышу вагончика, а то снова обвинят в чем-нибудь.
- А вообще, Тракт и впрямь какой-то не такой. Узкий, что ли...- Дернул усами Джоук, в очередной раз внимательно осмотревшись. Может, какой обвал был? Вот и стала "дорога тесно".- А что, если...
Но договорить кошаку не дали.
- Мы пропадем в снегах, и потомки не вспомнят наших имен! - Полный трагизма, глубоко театральный вопль разорвал условную тишину. - Когда звезды выстроятся серпом, то явит Север свой истинный лик! -
В первый момент показалось, что это гора нестиранного тряпья рухнула в сугроб. Но нет, все куда проще - маленькая, худенькая предсказательница цирка, вечно кутавшаяся в сто одежек, шлепнулась на колени, простирая руки к небу. Джо вздохнул, закатывая глаза - старая обманщица подслушала их разговор? Нет, все в труппе знали, что она шарлатанка. Все, кроме нее. Она то искренне верила в свой дар - тем и зарабатывала. То по линиям на ладони предскажет, то в кофейной гуще чего углядит. Джоуку вообще на углях нагадала, что умрет он в пятнадцать лет от клыков василиска. А пятнадцать ему миновало... Ну в общем, миновало, неважно сколько лет назад. Еще до знакомства с этой барышней.
Но все равно стало как-то не по себе. Пусть даже и от фальшивых пророчеств.
Ну конечно же, они фальшивые! Взять те же звезды, что серпом на небе встанут. Ну вы гляньте только вверх - ни единой звездочки! Все как серым маревом затянуто. И вообще, темновато что-то...

Отредактировано Джоук (2018-01-23 19:47:50)

0

14

- О чём ты?
Джо едва не выскочил на центр дороги, дабы показать эту самую подлянку, что он увидел в тракте. Но его остановило жуткое нежелание выставить себя беспричинным паникером, поэтому он просто остался на месте.
- Узко для три повозка, - он проворковал, топчась на месте. От холода больно щипало пальцы, и анзу отчаянно пытался их согреть хотя бы просто переминаясь с ноги на ногу. Его все тревожила мысль, что ведущие могли пропустить какой-то знак (а был ли вообще знак?) и просто свернули не туда. Всей наивной душой хотелось верить, что это легко исправимо, что труппа не застряла тут на целую ночь!
- Для меня все северные дороги на одно лицо! Серые камни, белый лед. Хотя, когда в прошлый раз мы ехали в Тесстаун, это место не проезжали.
Вот! Не один фокусник заметил подвох в этой извилистой коварной дороге! Даже Йорек это подтвердил! Хотя, был он и прав - в этой слепящей белизне не поймешь, та самая ли это вообще дорога.
Но она же узкая!
- А вообще, Тракт и впрямь какой-то не такой. Узкий, что ли… А что, если...
Замерший в ожидании продолжения фразы комаджи анзу подпрыгнул от неожиданности, заслышав у себя за спиной скорбный недовопль. Ух, черт бы побрал!
- Мы пропадем в снегах, и потомки не вспомнят наших имен! Когда звезды выстроятся серпом, то явит Север свой истинный лик!
Джо грозно-грозно каркнул в сторону кружащей возле их небольшой компании недо-оракула, чье худощавое тельце было сокрыто под слоями одежды и тряпочек, на которых якобы вышита защита от нечистых духов и несчастий. Фокусник не то ласково, не то насмешливо называл её Луковицей как раз из-за этих ярких тряпок под не менее яркими тряпками.
Но как бы сейчас пернатый не злился на немолодую шарлатанку, ему все таки было страшно. Пророчества, пусть и выкрикнутые в надежде показать себя если не самым мудрым, то самым “зрящим” человеком всея Цирка, заставили анзу струхнуть. А ещё начать себя корить за высказывание своих тревожных мыслей вслух, особенно на широкой публике.
Костлявая ручонка в пестрых одеждах потянула руку ближайшей к ней конечности и так уже волнующегося анзу.
- Перо ворона откроет мне ваши судьбы! - дрожащим голосом пролепетала она, продолжая играть свою роль. Кейл’Джо был готов хоть сам дернуть из своего хвоста самое длинное и роскошное перо, лишь бы она не корчилась тут на снегу в попытках узреть что-то, уткнувшись носом в снежное покрывало.
- Моя не ворон! - лишь спешно пролепетал пернатый, маленькими шажочками предпринимая тактическое отступление за спины других членов труппы. Лишь бы она не поползла за ним! Если она начнет ползать, как оживленный некромантами труп, то фокусника определенно хватит удар. Ну, или будут преследовать кошмары мрачными жуткими ночами, тут уже как повезет.
- Кто панику разводит?! - вдалеке послышался разгневанный вопль Гуру. Его длинноногая фигурка выскочила из самого дальнего фургончика и грозно осмотрелась. Ох, Покровители, отведите угрозу, ещё не хватило им очередной драки…

0

15

Малышка Лотти нахмурилась. Перспектива оказаться в холодных снегах Севера надолго и без возможности возврата казались ей крайне сомнительной. Особенно ей не нравилось то, что среди труппы самым сведущим был Гуру, но судя по его воплям, он тоже потерял связь с путеводной звездой, нитью Ариадны или, может, внутренним компасом. Посему, даже величайший из величайших и главнейший из главнейших маршрут знал вряд ли. А карта...
А у них вообще была карта?!
- А вообще, Тракт и впрямь какой-то не такой. Узкий, что ли... - услышала она голос комаджи за плечом, и очень ярко представила, как он недоуменно шевелит усами, и как растерянно выглядит его морда. Не выдержала, любопытно обернулась, и наградой её любопытству стало подтверждение догадки. Немножко смущённо обстоятельствами выглядел не только котенька, но и остальные члены труппы, включая Кейла, огнеглотателя, дрессировщика... Кроме старухи Хэйны.
Лотта никогда не была уверена до конца, когда прорицательница играет, а когда действительно что-то видит. Даже если убрать всю наигранную туманность и коленепреклонность, снять пару слоёв шалей и юбок, проветрить её фургон от чада свечей и лампадок, то в остатке будет умение отлично гадать на картах и хрустальном шаре, и, пожалуй, видения. Большинство считали её целиком шарлатанкой, бесполезной, но развлекающей гостей своими лже-пророчествами и обрядными представлениями, расходящимися на ура, но Ло видела в старой Хэйне и другую сторону.
Однако, сейчас провидица закрыла третий, четвёртый, и остальные по счёту глаза, и лишь добавляла всеобщей паники. Чего-чего, а хорошенечко перебаламутить народ - святое дело. Ничто не доставит удовольствия больше, чем паника в глазах и волосы дыбом - так считала прорицательница.
Лотточка нахмурилась ещё сильнее, подошла к Хэйне, и тронула её за плечо. Она знала, как общаться со старухой так, что бы перевести поток её нескончаемых челобитий в чуть более полезное русло.
- О Всевидящая, - вкрадчиво начала она. Старуха перестала целовать снег и просить у анзу перьев, и отвлеклась на девушку. Не успела старуха открыть рот и изречь что-то ещё, как Лотта продолжила, - Раскинь же пасьянс скорее, да в шар загляни! Покровители пошлют тебе знак, единственной из нас, недостойных.
Звучала её речь не то, что сильно почтительно, но для Хэйны достаточно убедительно. Она захлопнула рот, быстро поднялась, и что-то бормоча посеменила к своей повозке, мелко кивая на ходу. То и дело кто-то мог услышать невнятные обрывки, содержащие слова "Покровители", "видение", "дары", "перья", и почему-то "молоко" и "топор". К чему Хэйна упоминала последние два пункта Лотти не знала, но надеялась, что и то и другое будет применено исключительно в мирных целях. Но провидица агрессивной и не была...
- Нужно успокоить Гуру и найти карту, - тихонечко шепнула она стоящему рядом Йореку, надеясь, что её услышит и Кейл и Джоук, - Если мы действительно заблудились, то чем скорее мы разведаем где мы, тем скорее получим кров, вино, горячую еду, и не получим подзатыльников от этого.
Она едва заметно повела голову в сторону главы. Может, она и сносно терпела его, но иногда его замашки были буквально невыносимы!

Отредактировано Крошка Лотти (2018-01-26 01:11:16)

0

16

Как ушел Гуру, стали расходиться и циркачи (еще бы, в повозках то потеплее будет, а некоторым еще зверей кормить), но представление только начиналось.
- Узко для три повозка, - то ли Йореку показалось, то ли Кейл’Джо что-то не договаривал.
Только он хотел состроить подозревающую мину и спросить, о чем умалчивал Кейл, как Джоук закончил за него.
Тракт какой-то не такой.
Замечательно.
Йорек исподлобья посмотрел на оставшихся циркачей. У некоторых на лице была растерянность, едва зарождающаяся паника, у других – хмурость. У всех – вопрос через всё лицо: «Неужели в правда потерялись?».
Никто точно не знал и не мог сказать наверняка. Кроме, может быть, гуру. Но только самоубийца пойдет спрашивать у него дорогу.
- Что, за несчастным музыкантом возвращаемся все вместе?
Или уже никогда ни за кем не возвращаемся, - мысленно добавил он, с интересом смотря на ведьму-прорицательницу, что барахталась в снегу и пыталась выбраться из своих тряпок. Внимание, внимание! Самая загадочная женщина делает новое предсказание! И что же она скажет на этот раз?!
- Что, опять умирать? – как-то обиженно протянул парень. Его веселили пророчества Хэйны, но она в последнее время слишком часто стала обещать всем верную гибель. Никто из цирка в гроб не собирался (особенно лютнист; но у него уже есть завещание в семь песен на разных аккордах, терять нечего), да и верил мало кто. Йорек тоже – нет, но жутко это всё, очень жутко.
- Когда звезды выстроятся серпом, то явит Север свой истинный лик! – Йорек поежился. Видеть истинный лик Севера он точно был не готов – духов насмотрелся на родине, на том и собирался закончить. Очень хотелось обернуться и проверить, не явился ли лик, но тут Лотти снова начала говорить. А народная мудрость гласит: «Внимай словам юной девы, ибо спасёт она вас».
- Нужно успокоить Гуру и найти карту, - вот теперь пути назад точно нет, приговор вынесен, суд совершен.
- Почему бы сразу без разговоров не развернуть назад? И время сэкономим, и нервы.
Тянул время, как мог – а кому захочется идти прямо к куратору? Но делать нечего: «Помните меня молодым и красивым», -  руки глубже в карманы и, проваливаясь в снег, прямо к первой повозке.
Серьезно, будто на смерть идет.
А на деле, едва откроешь дверь повозки, как оттуда идёт крепкий ягодный запах. Хороший знак - значит, Гуру сейчас более сосредоточенный, хотя и более взрывоопасный.
- Командир, там это, сниматься с места пора. А мы не знаем, куда ехать, - как будто перед матушкой за невымытый пол извиняется! Но Йореку даже задумываться об этом не хотелось; он думал о том, не сказал ли чего лишнего, потому что лицо гуру было абсолютно нечитаемым.

0

17

Да, на улице определенно начинало темнеть. Это значит, что труппа скоро встанет на ночевку, и весь народ ждут обычные для цирка походные приключения. Распрячь тануков, накормить зверей, сообразить еду для самих актеров. А когда этот шумный балаган уляжется, можно будет собраться у костров и, попивая различные согревающие напитки, потравить байки. Особенно здорово заходят различные страшные истории!
Правда, вряд ли народ просидит сегодня долго - холодно же.
Север.
Предсказательница, прекратив вопить, переключилась на другую крайность: загадочно хрипя, она поползла в сторону анзу, требуя у него перо для гаданий. И понятно, почему именно поползла, а не встала и пошла - сугроб глубокий, а под ним, похоже, лед. Что ж, не все догадались вкрутить шурупов в подошвы для устойчивости. И не у всех есть когти, чтобы вообще не задумываться над этой проблемой.
И в очередной раз положение спасла Лотта - ну просто герой сегодняшнего вечера! Если бы она не потешила самолюбие доморощенной ведьмы, то старуха бы точно навела панику среди актеров. А так как циркачи - народ тонкой душевной организации, то паника была бы, что надо. Со стенаниями, завещаниями и слезами. Эх, даже жаль, что всей этой кутерьмы не произошло! Джо бы славно развлекся...
- Нужно успокоить Гуру и найти карту, - Тихо шепнула девушка на ухо Йореку, но тонкий кошачий слух уловил эту фразу. Комадж удивленно глянул на девушку - серьезно? Успокоить Гуру?
Кто-кто, а котя - пас.
Он только получить от Гуру может. Как Лотти сказала - подзатыльников, если не похлеще.
- Почему бы сразу без разговоров не развернуть назад? И время сэкономим, и нервы. - Вот здесь Паршивец был целиком и полностью согласен с парнем. Только ежели они развернут обоз, не получив благословения от великого и ужасного, то перспектива блуждать в снегах покажется просто райской! В сравнении с тем, что будет...  «Помните меня молодым и красивым»
Ого! Он что, серьезно?
- Отчаянный. - С восхищением протянул комадж, глядя вслед новоявленному камикадзе. Ведь тому предстоит сказать Гуру, что они заблудились по его вине. Ну а по чьей же еще?
Интересно, они действительно заблудились? Тракт не похож на тот, которым они путешествовали в прошлый раз, но этому может быть другое объяснение. Оползень, например, сделавший тропу несколько уже. Все зависит от того, проехали циркачи скалу Полумесяца, или же нет. Потому как после нее рукой подать до Тесстауна, и разворачиваться нет смысла. Вперед, и через сутки они на месте. А обратный путь займет несколько дней.
- Пойду послушаю, что скажет Гуру. - Принял решение кот, и кивнул двоим оставшимся на месте коллегам - остальные разбрелись. А Лотта и Кейл'Джо, как самые ответственные (что и в самом деле так!), явно решили не пускать все на самотек. Ну и котя с ними, а куда деваться? Все же, какая-никакая, а движуха. Заодно и в глазах остальных будет выглядеть повыгоднее, все не шальным охламоном.
Кот оказался неподалеку от Йорека и Гуру, делая вид, что чем-то занят. Все тут так поступали - бегали, что-то в руках таскали, подкармливали тануков высохшим хлебом... То ли грелись, то ли перед великим и ужасным выслуживались, то ли просто по обыкновению создавали вокруг себя кавардак. Вот и котя, схватив щетку, принялся вычищать мохнатый бок могучему северному коню. Тот благосклонно пофыркивал.
- Что значит - куда ехать? - О, это Джо вовремя. К началу беседы поспел, значит. Жаль только, что он не слышал, как начал разговор бесстрашный Йорек. - Вперед, если отдохнули. До темноты еще несколько миль успеем оставить за спиной. -
Ух ты, а зверюга присмирел! Никак, пригубил своей любимой настойки, и обрел благодушие. Хотя, так думать о Гуру было бы слишком хорошо - вон, визгливые злобные нотки все же проскальзывают в тоне. Иначе он был бы не он.

0

18

Пернатый щелкнул клювом, пытаясь отпугнуть кружащуюся у его носа пышную белую муху. Только когда этих мух стало больше, до анзу дошло - тяжелые серые облака, что нависли над трактом, начали осыпаться снежными хлопьями прямо на головы стоящих под ними циркачей.
Дела перестали пахнуть фиалками. Если простые осадки в виде снега абсолютно внезапно решат разыграть смешную шутейку над артистами, над которыми и так неосознанно “подшутил” их незадачливый координатор, и перерасти в бурю, то тогда весь этот караван из пестро украшенных домиков тут застрянет, погрязнув в стене летящего ему в лицо снега. И это не есть хорошо!
Но, судя по махающему руками приближенному Гуру, ждать подлого ответа погоды люди не собираются.
- Пятнадцать минут на сборы! - кричал он, надрывая и так осипший от местных холодов голос, - И мы трогаемся с места! Повторяю…
Этому бедняге явно не помешал рупор, который они тоже умудрились оставить на постоялом дворе. Да, Кейл’Джо видел, как искомый предмет уютно устроился на бочке с вином, но он искренне верил всей своей широкой и честной душой, что кто-нибудь заберет его. Но, видать, чуда не случилось.
- Что делать? - обернулся пернатый к Лотти, обеспокоенно крутя головой. Он надеялся, что она хотя бы даст ему правильное направление - птице-людь очень хотел помочь, но откровенно не понимал, откуда ему стоит начать. А ещё он боялся очередной вспышки гнева от их любимого Гуру.
Видимо, слух о том, что они заблудились, пропал так же, как и появился - быстро и в сопровождении громкого вздоха от что-то увидевшей Хэйны. Артисты уже начали разбредаться по своим домикам, дабы занять свои мягкие места и продолжить путешествие к северной столице.
Цельный и адекватный план в голове анзу отказывался складываться в единую картину, ну вот просто не хотел! Нужно было что-то делать, но вот что нужно было делать Джо просто не понимал.
Да ещё и Джоук на разведку ушел…  Он бы точно что-нибудь, да придумал!

0

19

Маленький меховой шарик, носящий имя Лотточка, ещё сильнее нахохлился, и из-под шапки ещё суровее блестели два глаза. Сдвинув бровки на переносице, она направилась к вопящему Гуру, минуя и Йорека, который стал гонцом, принёсшим лидеру плохую весть, и растерянного анзу, и пытающегося слиться с тенью комаджи.
- Что делать? - послышалось за спиной, но Ло не торопилась оборачиваться и отвечать Кейлджу, даже при том, что пернатого она любила всей своей душой, так же, впрочем, как и остальных участников маленькой труппы. Сейчас было необходимо собрать всю свою решительность в кулак, и показать-таки Гуру, что если обоз куда-то и поедет, то только с запряжённым "главой" в самую большую телегу с костюмами и реквизитом, где по совместительству время от времени спал пьющий лютнист. Сейчас он видел десятый сон в таверне, но обычно просыпаясь среди разноцветных тряпок, горланил что-нибудь вроде "Слава тебе, о дева-Артио!" или "Покровители, храните Канцлера", отмечая своё присутствие. Почему Канцлера и почему именно это богиня не знал даже он; услышал в разных империях, и как попугай повторял, изрядно наклюкавшись, и придавая своему голосу максимум торжественного трагизма.
- Пятнадцать минут! У вас у всех, бесы, есть только пятнадцать минут! И найдите мне мой блядс... - послышался тихий кашель, и на плечо высокому гуру легла ладонь в варежке. Гуру осёкся, и договорил уже как-то тише, не так решительно, - ...кий рупор. Или я сам его найду, потом.
Лотта потянула Гуру за плечо к себе, и тот легко поддался. Она в жизни не смогла бы его так притянуть силой, он был раза в два больше, и в полтора выше, но отчего-то поддавался, и даже частенько пугался угроз маленькой, но страшно сердитой Ло. Может быть это потому, что когда-то она рассказала, что бабка была некромантшей, а сама Ло когда-то прокляла стайку куриц, когда в детстве сильно на них разозлилась, отчего они неделю бегали, врезались во всё, и теряли перья?
Ло уже даже не силилась вспомнить. Да и не важно сейчас это было, главное - результат, и небольшая крошечка народовласти над часто самодурствующим Гуру, в лице представителя - Ло.
- И куда мы двинемся? - вкрадчиво начала она, попытавшись Гуру тряхнуть за плечо. Он не шелохнулся, но глаза его перестали метать громы и молнии, и удивлённо уставились на суровом меховом шаре, - Без карты и компаса, в метель, когда единственное, что мы здесь видим - это снег, снег, снег, вроде бы какие-то горы, и... И снег? Где здесь назад, а где вперёд? Ты погляди, наши следы уже замело.
Голос стал выше, и легко перекрыл негромкий гомон труппы, - Или мы хотим застрять ещё сильнее? Ну так давайте отправим Гуру верхом на разведку, что б он нашёл нам путь. Он ведь самый взрослый и ответственный! Кто за?!
Она обернулась, обращаясь к собравшейся толпе. Судя по тому, что медленно начали подниматься руки, против был, разве что, сам Гуру, воинствующий ещё пару минут назад.

Отредактировано Крошка Лотти (2018-02-05 14:42:56)

0

20

Видя, что Гуру не хочет разносить все в пух и перья, Йорек даже осмелел немного. Всё-таки иногда он был хороший – особенно, когда труппа не творила всякие…нехорошие вещи. И когда лютнист не напивался в ноль.
Но ситуацию это лучше не делало. Как в сказках – или ты, или все. Вот и сейчас стоило или выстоять перед ударом судьбы, или вместе со всеми уютно замерзнуть в снегах. А вероятность последнего была весьма велика – в небольшом окне в повозке парень увидел, что пошел снег. Значит, вариант «вернуться по своим следам» отметался в прямом смысле.
- Что значит - куда ехать? Вперед, если отдохнули. До темноты еще несколько миль успеем оставить за спиной, – какой-то слишком радостный он стал, как будто забыл про все представления, которые устраивал немногим раньше.
- То и значит. Где мы хотя бы знаешь? Если мы поехали новой дорогой, то без проблем, нам главное приехать вовремя и заработать немножко, только вот… - всё без толку. Он, конечно, не поэт и тем более не лютнист (который такие речи задвигает, особенно когда оскорблен, что только успевай записывать), но искренне пытался не довести все до криков.
Безуспешно.
- Пятнадцать минут! У вас у всех, бесы, есть только пятнадцать минут! И найдите мне мой блядский рупор.
Крохотная Лотти снова впереди планеты всей! Йорек не против – Йорек доверял ей бесконечно, как и большая часть труппы. Если в дело вступает Лотта – значит, ситуация требует крайних мер.
Места в повозке было не особо много, как что парень отступил, но дверь оставил приоткрытой – пусть все ушки погреют.
- Блядский рупор – блядскому цирку, - со вздохом произнес он, ожидая, как гуру начнет выпутываться. Что-что, а на Лотту он голос никогда не повышал, хотя, судя по лицу, страсть как хотелось.
- Ну так давайте отправим Гуру верхом на разведку, что б он нашёл нам путь. Он ведь самый взрослый и ответственный! Кто за?!
Цирк, чистого рода цирк. Как, собственно, и полагалось блядским циркачам.
Йорек не стал голосовать, отошел подальше и топтался на снегу. Они будто командира на смерть отправляют. Как бы не обиделся.

- Никуда я не поеду. Видишь – тануки устали, зачем их лишний раз напрягать? – Гуру то ли опешил от такого напора (ай да Лотта), то ли просто представил, как отправится на разведку. – Тогда мы отправимся под утес, чтобы ночью нас не сдуло ветром. И хватит меня поучать, Лотти! Найду тебе компас. Он где-то здесь валялся.
Гуру рылся в вещах, пока не нашел компас. Потом посмотрел в окно, видимо, на виднеющиеся горы. Потом на компас. И снова в окно, и снова на компас. И произнес тихое, абсолютно безнадежное «Храни нас Боги».

0

21

Ехать вперед, ехать вперед... Звучит прекрасно, идеальный план. Только вот есть одно маленькое "но" - некоторые члены труппы подозревают, что впереди их ждет вовсе не Тесстаун.
Джо призадумался, включая фантазию. А что там может быть, если не Северная столица? Может, они упрутся в горы, огромные и неприступные, из холодного камня? А что, если в этих горах есть какое-нибудь драконье логово? Ух, было бы здорово! На самом деле. котя не помнил, водятся ли на Севере драконы, и если да, то где они обитают. Он же нигде не учился, а родители особо не заморачивались с такими вопросами. Зато комадж наизусть помнил меры весов, закупочные и розничные цены различной дряни с прилавков, и самые выгодные торговые маршруты Юга. Да-да, точно наизусть! Разбуди его среди ночи - не запнется. Наверное... Это не совсем стопроцентная информация. Ну да неважно. Он хотя бы читать и писать умел, а этим далеко не все циркачи могут похвастаться.
Быстро скачущие с одного на другое мысли потекли в ином направлении. Интересно, а что будет, если Гуру все-таки настоит на своем? Ну мол, маршрут верный, а вы все дебилы, один я умный стою в красном пальто красивый. Тогда труппе придется идти дальше, и вот как только они упрутся в горы, будет скандал. Кого обвинит их начальник? Себя? Ой, вряд ли... Наверное, стоит спрятаться до конца путешествия.
Нет, обрейте кота наголо, но он не пропустит такой заварушки!
Которая потихоньку начиналась. И даже конца этого неправильного тракта ждать не пришлось!
Мысленно вздохнув, Джоук в очередной раз восхитился храбростью Йорека, рисковавшего спросить с самим Гуру. Кот вот себе такого никогда не позволял. Он вообще никогда не любил открыто вмешиваться в  события, предпочитая пакостить втихую.
В отличие от многих остальных.
Например, Лотты.
А разговор закрутился так, что  кот и позабыл про зажатую в лапах щетку. Танук недовольно фыркнул, толкая Джо головой.
- Та тише ты! - Отмахнулся Паршивец, кидая щетку в приоткрытую дверь вагончика. Если кто на ней споткнется - тигр не при чем.
Услышав фразу Гуру, произнесенную таким несчастным шепотом, котя навострил уши. Это что еще значит? А?
Сунувшись вперед, комадж заглянул через плечо начальника, стремясь увидеть компас. И увидел. И понял, что к чему. В конце концов, ориентироваться по компасу умел каждый житель Империй - без этого ну совсем никак.
Резкий порыв ветра едва не захлопнул дверь вагончика. Пришлось придержать ее, чтобы не получить деревяшкой по морде.
- Ну что, под утес? - Несколько неуверенно переспросил кот.
Снегопад усиливался.

0

22

Больше своей тёплой кроватки и восхищённых вздохов толпы малышке Лотти нравилось только одно - наблюдать за тем, как их самопровозглашённый лидер теряет свою гордую браваду и его нос, задранный до небес, внезапно опускается вниз. Чего-чего, а самодурства и глупости она не терпела. Особенно, если они приводили к тому, что первый и второй пункт из её списка любимых событий ставились под угрозу.
Не вступи она в разговор, мало ли куда их мог завести рок судьбы? И тем более горячный и фонтанирующий необдуманными идеями Гуру. Ло натянула шапочку на лоб и сдула прядку с лица. Растерянный "глава" копошился в своём фургончике, то и дело выглядывая и косясь на девушку. Девушка отвечала ему долгим суровым взглядом с насупленными бровями, которых из-под шапки видно не было, однако менее грозной от этого её общий вид не становился.
- Ну и? - грозно прикрикнула Ло, неотвратимо надвигаясь на обиталище Гуру. Внутри что-то начало копошиться ещё активнее, а из дверки выкатился одинокий мячик жонглёра. Что у Гуру делал мячик жонглёра Лотта не знала, но какие-то мыслишки заставили её тихонечко хихикнуть себе под нос. Ох уж этот...
- Нашёл! - послышался победный клич, и блядский глава блядского цирка выкатился из фургончика, сжимая в кулаке старинный круглый компас на цепочке. Откуда он появился никто не знал: то ли этот доисторический прибор был кем-то где-то подарен, то ли был чьей-то наследной реликвией, то ли кто-то его украл, или выиграл в преферанс... Легенд ходило много, но правдивой, кажется, среди них не было.
- Компас нашёл, - уточнил Гуру, - В полночный зной, в пути со мной, мечтает компас - друг ночной... - мечтательно и совершенно внезапно продекларировал он. Лотта негромко хихикнула.
- А мне кажется, что мечтает совсем не компас, а кое-кто другой, - тихонечко буркнула она так, что едва ли Гуру мог её слышать. Зато Джоук или Йорек вполне. О том, что Гуру любил крутить недолговечные шашни с разной степенью красоты женщинами, знали все. И не уставали над этим подшучивать, - Хорошо. Компас у нас есть, а карта? Знать где север, несомненно, замечательно. И, наверное, рано или поздно мы доберёмся до моря, а там уже по берегу можно будет добраться и до Юга, скажем.
Лотта качнула головой, и подошла к одному из тануков, которого так усердно вычищал комадж, - Под утёс. Переждём метель и поищем в нашей свалке карту. А там... Решим.

0

23

Дело дрянь.
Никому не хотелось проводить ночь неизвестно где, да еще и во льдах Северной империи. Страшное место. Вероятно, для страшных людей, но не ему судить. Везде лучше, чем в родной деревне Йорека, откуда до Диких земель рукой подать.
- Под утёс. Переждём метель и поищем в нашей свалке карту. А там... Решим, - парень надеялся, что это не сомнение звучит в голосе Лотты. Однако смысла выяснять, что да как, не было. Им оставалось только два пути: либо заночевать под безопасным утесом, либо еще больше заблудиться. Увы, не заблудить! Каждый артист был, без сомнений, талантлив в этом, но в таких условиях приходилось держать себя в руках.
- До утеса чуть больше двух миль. Поднажмем и за час управимся, - сказавши это, гуру удалился обратно в свой дворец. Видимо, искать карту.
Тануков снова запрягли. Йорек запрыгнул в первую попавшуюся тележку, где уже сидело несколько артистов, и зябко поежился.
- Что думаете? Сильно мы заблудились? – задорно спросил парень. Главное – не терять присутствия духа. Этой мудрости его научили в первый месяц его жизни среди циркачей, и она не раз ему пригождалась.
Судя по лицам остальных, всем было уже до лампочки. Просто хотелось разбить лагерь и зажечь костер (хотя, была ли у них вообще такая возможность?) и не напороться на злого гуру (опять).

Несмотря на снегопад, дорога была достаточно спокойной и ровной. Только через 40 минут все вдруг остановились.
- Неужели доехали?
Но, когда дверца открылась и в проеме появилось лицо эльфа, следящего за животными, надежды Йорека развеялись.
- Первая тележка застряла, нужно откопать. 

0

24

Кто-то мог сказать, что бравая команда бродячих артистов вляпалась. Вот же мечта любого - заблудиться в диких снегах Севера! Если еще нагрянут снежные барсы, белые медведи, голодные йети и их идейный вдохновитель, горный змей... Впрочем, это все для пессимистов. Вот Джо совершенно точно был уверен, что их закинуло в обалденное приключение.
И даже концентрированные вопли гуру ничего не поменяют.
Похоже, с робким предложением полосатого вполне так себе конкретно согласились. Ну да, а разве есть другие варианты? Вон, какая метель начинается. Прямо буря, по канону: с завываниями ветра, поземкой и колючими снежинками. Пожав плечами, кот дождался, пока все расползутся по тележкам (какая-никакая, а защита от холода!), ну а сам вернулся туда, откуда спрыгнул получасом ранее - на крышу вагончика, родного дома.
Ну и что, что холодно, а когда еще такую красоту увидишь?
Привычные к непогоде тануки, изгибая крутые мощные шеи, покладисто тащили вагончики по быстро исчезающей колее. Неужели тут кто-то ездит? Или это звериная тропа, просто хорошо протоптанная? Джо положив голову на сложенные лапы, наблюдал за упрямыми конями. Ну надо же, что за жизнь им досталась! Выкапывать былинки из-под сугробов, и таскать непомерные тяжести. И все это - совершенно за бесплатно!
Но, как оказалось, не все невзгоды по плечу лохматым лошадкам-культуристам. Самая первая тележка - Джоук ее хорошо видел, она была через одну от него - дернулась, еще и еще раз а затем намертво встала. Послышался голос погонщика, уговаривающий тануков поднажать, но все напрасно. Дом на колесах (полозьях, по сезону) лишь слегка подергивался слева направо, и совершенно не желал двигаться вперед. Джо приподнялся на своей холодно-скользкой лежанке, и вгляделся. Неужели на что-то наехали? Или полозья поломались? А что, котя не удивлен, в первой телеге сам гуру везет свой скарб. А это немало барахла, уж поверьте.
Спрыгнув вниз, Джоук осторожно приблизился к месту аварии. Осторожно - это чтобы виноватым вновь не сделали, и не запрягли вместо танука. Бедные коняжки, пар от боков так и валит!
- На что-то наехали, - втирал окружающим жонглер, чье лицо было совершенно красным. Ох, не только от мороза это, чует кошачий нос! - Точно говорю, под снегом что-то есть! -
И что там есть? Мороженый морж? Прилипший змей? Палец великана?
Да дерево это небось упавшее. Ага, в горах, и вдруг дерево...

0

25

Лотта сидела в ворохе одеял и подушек по-турецки, поджав под себя ноги и изучала карту, высунув язычок и прикусив его. Мерное покачивание тележки она воспринимала как нечто разумеющееся, поэтому когда её замечательный, уютный домик на колёсах остановился, она крайне удивлённо подняла голову. До укрытия было довольно далеко по её подсчётам; по сугробам, по оврагам да ещё и медленным шагом тануков было ехать в разы дольше, поэтому внеплановая остановка её удивила.
Неприятно удивила.
Первой мыслью явилось подозрение, автоматически падающее на несчастную голову Гуру. Второй - что что-то случилось, и они ещё кого-то потеряли. Третьим, с небольшим запозданием, пришло недовольство, которое заставило Крошку Ло сунуть ножки в обувь, поплотнее замотаться в шарф, спрятать нос, и выглянуть из повозки.
Тихий гвалт труппы становился всё более различимым, и судя по всему, всеобщее настроение медленно скатывалось к отметке опасно недовольного. Здраво рассудив, что толпа горячих и спорых на необдуманные решения циркачей для их "главы" опаснее, чем одна но за всех ругающаяся Лотта, девушка показательно громко хлопнула дверью, и опять едва не увязла в снегу. Чертыхнувшись про себя, она выдернула одну ногу из сугроба, и начала пробираться сквозь немножко притихшую толпу.
К превеликому удивлению, Гуру не было. Более того, он забаррикадировался в своей повозке, и не казал носу. Почему? Бес его знает.
- Надеюсь, что он не нашёл северный коньяк вместо компаса, карты, или чего он там ещё мог искать, - под нос себе буркнул недовольный ком, именуемый Ло, и начал пробираться к эпицентру событий.
- Почему стоим? - поинтересовалась она у Котеньки, неслышно подкравшись к нему со спины и положив руку в варежке ему на спину, - Что-то с колесом?
Лотта хотела бы помочь, но она явно с лопатой справилась бы хуже, чем фокусник, жонглёры, эльф-дрессировщик и прочий сброд, отличающийся, в основном, преимуществом тела над разумом, а поэтому ей оставалось только стоять и дожидаться, пока расчистят снежный завал.

0

26

Все-таки, Север - не самая любимая Империя, и стоять на улице под всеми ветрами - абсолютно некомфортно. Жаловаться не приходится: чем быстрее они выполнят работу, тем быстрее доедут до нужного места. Явно не один Йорек сейчас мечтал об отдыхе и еде.
Работа шла не очень быстро, все толпились, хотели помочь-пнуть-подогнать-попричитать, хотя места вокруг тележки было немного.
- Огненный маг сейчас бы не помешал, - шутливо крикнул кто-то из копателей.
Йорек не понимал, почему вокруг становится все шумнее, пока не поднял голову.
Вокруг собирались люди. Опять. Как будто всем хочется постоять на холоде, честное слово.
Одна радость - Великий и Ужасный остался в своей тележке, а не полез расставлять циркачей по своим местам.
- Если завтра мы не доберемся до нужной деревни, я принесу кого-нибудь в жертву Гэйнор. Как думаете, она услышит молитвы несчастных умирающих оборванцев? - Йорек отошел немного, передав лопату кому-то более сильному. Перспектива блуждать по равнинам Севера была одной из самых ужасающих.

В конце концов общими усилиями удалось расчистить дорожку для повозки. Как можно быстрее труппа попряталась обратно в повозки. Кое-кто даже начал усердно молиться...вот что делает с существами холод!
Может, этими молитвами, может, чисто цирковой удачей им удалось преодолеть остаток пути без потерь и остановок. Гуру попытался выйти и навялять всем по шее, но только открыл дверцу, выкрикнул что-то матерное и завалился обратно. Вот и выживайте как хотите, циркачи.
Костры грели не очень хорошо, но хотя бы освещали площадку внутри окружность из повозок. И красные блики на стеклах были хорошим дополнением зимнему пейзажу.

0

27

А, может, там и правда ледяной змей? Ну, под толщей снега... Джо легко представил в своих фантазиях, как лопата одного из циркачей натыкается на жесткую, тускло поблескивающую чешую северного монстра, и тот выскальзывает наружу, и обрушивает свой гнев на повозки незваных гостей, потревоживших его покой... Картинка вышла настолько яркой. что кот невольно сделал шаг назад, едва не столкнувшись с одним из "помогателей". Все-таки живое воображение и богатая фантазия - это здорово! Но иногда мешает реальности.
- Почему стоим? - Рука на плечо легла столь неожиданно, что комадж вздрогнул. Впрочем, голос Лотты быстро успокоил накрутившего сам себя актера. - Что-то с колесом? -
Чего это она на мороз вышла? А было понятно, чего: без контроля труппа быстро превратится в сочувствующих и гомонящих зевак. А так явился гурузаменитель, ввиду того, что сам отец цирка высунуть нос на мороз не пожелал. И работа действительно закипела - к Лотте относились с уважением. Все потому, что один только ее образ приводил бушующего Гуру в относительное состояние покоя. А это, надо заметить, мало кому удавалось!
- Нет, с колесом все в порядке. - Отозвался Джо, поглядывая на машущих лопатами циркачей. - Дорогу подзамело, откуда-то снег взялся. -
Несмешная шутка. Откуда снег на Севере?
- Если завтра мы не доберемся до нужной деревни, я принесу кого-нибудь в жертву Гэйнор. Как думаете, она услышит молитвы несчастных умирающих оборванцев? - Выразил мнение большинства Йорек, вдоволь намахавшийся лопатой. Котя поспешил затеряться в толпе, чтобы и его не заставили работать. Он не может, у него лапки! Пусть те, кто с руками, откапывают дорогу.
На удивление, справились с бедой быстро. Народ привычно распихался по повозкам, и даже Джоук забрался в одну из них: мороз все же начал покусывать, пробивший даже сквозь плотный кошачий мех. Повозка оказалась родной, да и пара соседей не те скучные зануды, что делили с комаджем кров, а вполне себе веселые ребята. Поэтому ехать было легко и приятно. Жаль только тануков, наверняка мысленно называвших цирк куда более хлестким прозвищем, нежели народное. Народное-родное.
Но вот неугомонная труппа наконец-таки встала на ночевку. Хмурый мрачный утес возвышался над местностью, давая укрытие от ветров. Повозки, составленные кругом, тоже выполняли роль хреновеньких стен-заслонов, а горевший в центре импровизированной поляны костер довершал пародию на уют. Но такая картина казалась Джоуку, привычному к кочевой жизни, почти идеалистической.
В огромном чане, установленном над костром, шипело и булькало какое-то варево. Котя занимался делом - приставал то к одной группе разбившихся на свои компании циркачей, то к другой. Там разговоры, тут болтовня, а здесь вином угостили... Так и до ужина дожить вполне себе можно.
- ... и он взмахнул крылом, обрушивая целую гору! Из одной пасти вырывалось пламя, а из второй - лед, - это баянист травил несвежие истории. Насколько котя помнил, это была легенда о двухглавом драконе и храбром рыцаре.
Послушать баяниста собралась довольно таки приличная толпа голодных, ждущих вечерней пайки циркачей.

0

28

Лотта не участвовала в раскопках колеса, но охраняла циркачей от гнева Гуру. Каким образом? Она просто зыркала недобрым взглядом на приоткрывающуюся дверь его фургона, и он тут же исчезал в нём обратно, едва заметив Ло. Хоть она и не обладала тяжёлой рукой, массивностью, не владела в совершенстве оружием или магией, у неё было преимущество перед долговязым главой. И было оно весьма простым - острый язычок. Скорая на ответ и хлёсткая во фразах, она легко могла заставить его замолчать. Да не просто замолчать, а почувствовать себя стыдно под смеющимися взглядами других циркачей, чаще всего, согласных с Ло, а не с самодуром-Гуру.
Особенно не любил Гуру дискутировать с малышкой Лоттой, когда она пребывала в плохом настроении; а сейчас была именно такая ситуация. Да и шанс того, что в тонкие ручки конферансье-директора впихнут тяжеленную лопату вызывал в нём непреодолимую тревогу, поэтому до отправки он так и не показался на улице. И к счастью.
Циркачи начали распихивать лопаты и грабли (зачем убирать снег граблями?!) обратно по повозкам, а те, что наблюдали, уже попрятались по тёплым норкам. Когда начали захлопываться двери и задвигаться навесы, Лотта решила выглянуть в окошко, и...
Действительно! Циркачи едва не забыли Хэйну. Старуха ползала по утоптанному снегу, чертила руками какую-то не то пентаграмму, не то солнышко, поди рабери, и бормотала, прикладываясь головой к безмолвному снежному покрову, взывая его к ответу. Ло закатила глаза, едва подавив желание выругаться, и поскорее выкатилась на улицу.
- О, Всевидящая! - начала Лотта, подцепляя Хэйну за локоть, и упрямо волоча её к соседней повозке - где старуха и обитала, - Я слыхала из вашей повозки голоса! Они пели, и в окне я видела огоньки...
Этот трюк каждый раз срабатывал. Хэйна вскочила, и, освободив руку, поспешила к себе, подобрав юбки, - Да это же... Дух Огня ответил мне, дитя моё!
Лотта тихонько посмеялась, и поспешила забраться обратно, в тепло, пока их цирковой караван не отправился. Едва Ло успела стряхнуть снег и затворить дверь, как повозка мягко качнулась и тронулась. Удовлетворительно выдохнув, циркачка освободилась от шубки и тёплой одежды, и заползла маленьким ужиком в своё одеяльное гнёздышко, где и надеялась пробыть до остановки.
Так и случилось. Лишь когда начала складывать в кострище поленья и валежник, Лотта соизволила одеться и выйти. Тем более, что Гуру, кажется, признал поражение и капитулировал.
Из групп, на которые разбился народ, Лотточка решила прибиться к той, где скучающие музыканты барабанили по пустым тарелкам на манер барабанов, и пели оду плодородию, которая состояла из сомнительных четверостиший, в которых часто повторялось "а на ветвях в моём саду созрела колбаса" и про то, что "в моих лугах завцёл портвейн". Это звучало довольно интересно, поэтому она плюхнулась на перевёрнутое полено и присоединилась к ним, хлопая в ладошки и с особым удовольствием подпевая им в местах про косу и колбасу.
Покой и умиротворение царило над разбитым лагерем, и даже вой ветра не пугал и не заставлял Лотту чувствовать разочарование. Кочевая жизнь - она такая!

0

29

Приятно думать о том, что между пререканиями с Гуру и вылезанием из очередных проблем они были милыми дружными ребятами, кочевниками без особой цели и уж тем более без средств. А ведь Йорек в детстве очень хотел быть комаджем, чтобы ездить по империям и скучать о доме, который обязательно появится и в котором будет достаточно тепло и уютно, чтобы в него возвращаться. А вышло вот как! Практически сказочная жизнь романтика. У Йорека не было в детстве никаких книжек, но он был уверен, что такую жизнь можно найти только на страницах приключенческих повестей.
Песни и истории переместились из повозок в зиму. Их небольшой островок, казалось, не замолкал ни на секунду, гудел, как пчелиный рой. Кто просил принести еще сена, кто в срочном порядке искал какое-то зерно, кто тренировался перед завтрашним выступлением - в общем, все поддерживали колоритный образ. Йорек забрал у кого-то теплый шарф и наконец мог нормально существовать.
- ... и он взмахнул крылом, обрушивая целую гору! Из одной пасти вырывалось пламя, а из второй - лед, - баянист в своем репертуаре, его истории повторяются из раза в раз. День, когда он придумывает новую легенду, должен стать официальным праздником.
- Жители деревни бежали в ужасе от ужасного существа, и лишь один ребёнок не хотел уходить без своей собаки. Но жесток был горный дракон! Он смерил ребёнка хмурым взглядом, и превратилось невинное дитё в камень, - парень закончил по-своему историю возмущающегося баяниста. - Верьте мне, я там был!
Чувствуя себя оскорбленным, рассказчик крикнул "Не было, я лучше знаю!" и продолжил уже "нужной" версией легенды. Губы некоторых повторяли конец сказки слово в слово, так часто они её слышали. Трогательная картина.
Йорек некоторое дело слонялся, помогая то там, то тут. Очень хотелось в тепло и спать, но делать это на пустой желудок было опрометчиво. Парень уселся на снег рядом в костром и попытался разжечь свою трубку. Пальцы, конечно, не гнулись - чего еще ждать от этой ночи - но с горем пополам с задачей он справился.
Цирк замолк, только когда объявили о готовности ужина. Сонные и бодрые, веселые и уставшие - все подобрались поближе к общему котлу со своими плошками и маленькими котелками. Прекрасна жизнь артиста, когда в ней есть еда. И когда "в лугах цветет портвейн", как напевал кто-то рядом.
- Как думаете, Гуру уже спит мертвым сном или ему стоит занести еду? - не то чтобы кто-то хотел пересекаться с пьяным ворчливым дедом (а именно таким он являлся с вероятностью 70%), но все-таки он был нормальным человеком иногда. И организовывал им выступления, что тоже важно.

0


Вы здесь » Сказания Четырех Империй. » Горы » Лунная тропа.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC